"А шью я здесь"

 В марте многие публикации СМИ были посвящены женщинам-врачам…  

Умницы, красавицы: врачи, медицинские сёстры, фельдшеры, прекрасные представительницы многочисленных медицинских специальностей – именно на них сегодня держится медицина.

Из каждых четырёх медиков в Екатеринбурге трое – женщины. Они спасают нам жизни – не только своими знаниями и профессиональными навыками, но и своим, особенным, отношением к пациентам.

         "Свой номер телефона я даю своим пациентам"

17 лет в хирургии, 80 человек в непосредственном подчинении, самостоятельные операции почти каждый день – знакомьтесь, хирург-эндоскопист высшей категории, заведующая операционным блоком Городской клинической больницы № 40, эксперт ТФОМС Свердловской области по хирургии Ксения Ивановна Мерсаидова. Помимо основной работы, она учится в очной аспирантуре и заканчивает работу над кандидатской диссертацией.

         Она сама родилась здесь, в роддоме 40-й. Как рассказывала мама Ксении, незадолго до поездки в только что отстроенный роддом новой больницы на Волгоградской, она «заговаривала» свой живот – «хочу врача». До этого врачей в семье у Ксении Ивановны не было. Теперь есть – она и муж, тоже хирург.

         В больницу Ксения Мерсаидова пришла в 2000-м году студенткой старшего курса медицинской академии. Сначала работала медсестрой, в 2002-м закончила интернатуру. В начале, как теперь принято говорить, «нулевых», она, совместно с другими хирургами, начинала внедрять НОВЫЕ лапароскопические операции (операции, которые вместо обычных разрезов проводятся через несколько проколов в теле, через которые вводится лапароскоп – прим.).

– Коллеги нас тогда в шутку называли «палочниками», - смеется Ксения Ивановна, - из-за формы инструментов. А теперь я больше специализируюсь на гибкой эндоскопии – она тоже даёт очень многое и хирургу, и пациенту. С его помощью можно и ФГС сделать, и выполнить полноценную хирургическую операцию без единого разреза.

На экране монитора снимки с последней операции, которую проводила Ксения Ивановна. Это было стентирование желчного протока, который снаружи сдавила опухоль. С помощью эндоскопа, введённого через желудок в двенадцатипёрстную кишку, хирург расширила проток и зафиксировала его просвет специальным стентом. Это даст возможность подготовить пациента к радикальной операции и излечению.

 

Заведующей операционным блоком Ксению Мерсаидову назначили 1 марта 2011 года. В её подчинении – весь огромный операционный блок хирургии 40-й больницы. Каждый день здесь проводится около 70 операций: около 50 плановых, остальные – неотложные.

- Кроме меня, других хирургов в штате нашего отделения нет, - говорит Ксения Ивановна, - у нас работают операционные сёстры и младший медперсонал, который готовит операционные. Но все отделения оперируют у нас. И когда утром в оперблок привозят одновременно около 20 пациентов и заходит 70 хирургов из всех отделений больницы, их нужно организовать: чтобы всё было вовремя, чётко, не было никаких задержек и всем было удобно.

Родители Ксении Мерсаидовой – из донских казаков, и она сама, как признаётся, унаследовала некоторые черты характера. – В душе я, наверное, всё-таки казачка. – улыбается она, - могу быстро принять решение, и при этом стараюсь никогда не терять чувство юмора. В хирургии невозможно быть грустным, долго не протянешь.

Дома Ксению Ивановну ждут двое детей-школьников. Она руководит не только оперблоком крупнейшей хирургической клиники города, но и родительским комитетом. – Отпуск свой приходится делить, две недели с семьёй, а остальное – это время на поездки на научные симпозиумы по хирургии и профессиональные конференции, - говорит Ксения Мерсаидова. – одна из последних поездок была в Дюссельдорф, где были очень интересные доклады об использовании эндоскопии в лечении онкологии. Наши операции должны быть не ради операций, а ради пациентов – об этом там говорилось, и именно этот доклад о соизмерении возможностей различных методов хирургии в интересах больного, вызвал бурю оваций и очень эмоциональный отклик у меня, в частности. Я с этим абсолютно согласна – мы работаем ради больных, а не ради своих методик. И в праздник желаем всем в первую очередь здоровья!

«А шью я здесь»

Майя Манн, врач-хирург высшей категории отделения неотложной хирургии ГКБ № 40, встречает нас в операционной в окружении коллег-мужчин. Мужчины искренне радуются нашему визиту в предпраздничный день. Но, как мы узнаём чуть позже, карьера начинающего доктора прекрасного пола начиналась не в столь радужной обстановке. – Своё право ходить в операционную наравне с мужчинами мне приходилось каждый раз отстаивать, - не без доли иронии говорит доктор, - помню, как говорила: «можно я? можно я?».

Она работает в неотложной хирургии уже 10 лет. Делает все операции, которые проводятся в отделении, начиная от аппендэктомии и заканчивая длительными операциями при кишечной непроходимости и перитоните.

- Иногда приходится стоять в операционной по 8 часов, - говорит Майя Лазаревна, но неотложная хирургия тем и интересна, что никогда не знаешь, что тебя ждёт на операционном столе.

В семье у Майи Манн до неё врачей, а тем более – женщин-хирургов, тоже не было. – Сначала я хотела быть кардиологом, - вспоминает она, - а когда на третьем курсе института пришла на практику в кардиоцентр, то увидела, как там работают руками в рентгеноперационной, где проводятся операции на сердце. И поняла, что моё – это будет хирургия. Потом мне дома говорили, что я же девушка, а хирургия – это не женская специальность. А сейчас уже поняли, что я была права.

Уже несколько лет Майя Манн дежурит ответственным хирургом по ГКБ № 40. За смену ей приходится смотреть до сотни поступающих и тяжёлых пациентов. За каждым их них – свой диагноз, тактика, возможно – срочная операция. А за доктором – её знания и ответственность, которую она несёт за каждого осмотренного во время дежурства пациента.

- Хотя меня до сих пор иногда спрашивают – «а Вы доктор?», «а Вы умеете оперировать», - смеется она, - а я к этому уже привыкла. А коллеги привыкли к тому, что меня сложно не слушаться. Но вот пациентов своих я слушаю всегда. Особенно мне жаль молодых женщин, которые пусть и редко, но всё-таки иногда поступают к нам с разлитым перитонитом. Они больше беспокоятся не за свою жизнь, а за шов, который останется после операции. И вот тут я стараюсь – если только медицинские показания позволят, то обязательно зашью «косметикой» и буду стараться, как для себя. Дома на шитьё у меня, конечно, времени нет, шью я здесь.

Чем занимается ответственный хирург после дежурства? – Я бегаю каждый день. – говорит Майя Манн, - хожу в театр. Да-да, после бессонного дежурства с друзьями недавно ходили на «Сатирикон», его я не могла пропустить. И ещё я получаю второе высшее образование. Вас всё ещё интересует, как мы, женщины-хирурги, всё успеваем? Уверяю, мы зачастую успеваем даже больше мужчин и выносим более длительные операции, чем представители сильного пола.

Текст: Татьяна ВЛАДИМИРОВА

Фото: Дмитрий ЕМЕЛЬЯНОВ, Артем УСТЮЖАНИН/E1.RU

 

Всего 0 комментариев

Комментировать
Имя:

Это поле обязательно для заполнения

Это поле обязательно для заполнения